Украина идет за своим. Как ВСУ переходит от обороны в наступление

3

На Западе полагали, что Украина продержится считанные дни, когда стало ясно о готовящемся нападении России. И наши власти часто вспоминают об этих сомнениях партнеров, когда сроки войны переходят очередный рубеж: месяц, три месяца, 100 дней, полгода…

Именно недооценкой способностей Украины и отчасти переоценкой России можно объяснить тот факт, что поначалу Запад не спешил оказывать серьезную военную помощь. Вероятно, не последнюю роль сыграли "уроки" США в Афганистане, когда огромная часть оставленной ими техники попала в руки талибов.

Переломный момент наступил после жутких военных преступлений россиян, которые весь мир увидел в пригородах Киева. И, конечно, когда союзники в США и Европе убедились в том, что украинцы могут обороняться, даже имея несопоставимые ресурсы.

Подводя итоги 200 дней полномасштабной войны, можно констатировать: Вооруженные силы доказали способность не только сдерживать наступление противника, но и проводить блестящие наступательные операции, освобождая большие участки своей территории.

Краткий итог 200 дней

Одно из поражений, с которым столкнулись россияне, произошло в воздухе. Им так и не удалось установить контроль над нашим небом. Вражеская авиация уже почти четыре месяца не залетает вглубь территории Украины, опасаясь действия нашей системы ПВО. Но агрессор продолжает ракетный террор мирного населения, проводя пуски либо с территории Беларуси, либо с Черного моря, либо из РФ.

При этом в ход уже идут не только современные "Искандеры" или высокоточные "Калибры" и X-101. Экономя ракеты, россияне, очевидно, вынуждены доставать из арсеналов и более старые образцы, оставшиеся еще со времен Холодной войны. Плюс, противник продолжает обстреливать украинские города артиллерией и с недавних пор – ЗРК С-300, который предназначен для поражения воздушных целей. Но все это не сильно влияет на территориальные "достижения" оккупантов на поле боя.

"Стратегически Украина перехватила инициативу. Теперь мы навязываем логику боевых действий противнику. Самый яркий признак перехвата инициативы – нанесение ракетных ударов по складам с боеприпасами и аэродромам на Крымском полуострове", – отметил военный эксперт, полковник Петр Черник.

Первый масштабный провал агрессора произошел после попытки штурма украинской столицы. Слишком растянутые колонны и линии обеспечения позволили нашим защитникам разрушить логистику врага. Остатки разбитых войск, которые двигались на захват Киева с парадной формой, пришлось после месяца "трехдневной спецоперации" выводить из северных областей. Еще один шаг "доброй воли" произошел позже, с островом Змеиный, когда оккупанты из-за систематических ударов ВСУ в спешке вывели оттуда свой гарнизон.

Украинское военно-политическое руководство не позволило агрессору захватить Киев (фото: president.gov.ua)

После того как РФ не удалось захватить всю Украину и столицу, Кремль на публику сузил географию своих целей – Донбасс. Якобы именно туда должны перебрасываться выведенные с севера войска. Но едва ли это помогло им далеко продвинуться. Россияне сейчас контролируют около 60% территории Донецкой области.

Больше "достижений" у оккупантов было в Луганской области. К середине марта они контролировали около 70% этого региона. Выйти на админграницы даже спустя полгода противник так и не сумел – наши войска по-прежнему удерживают несколько населенных пунктов. И судя по размаху украинской наступательной операции на северо-востоке, позиции оккупантов в Донецкой и Луганской областях уже не выглядят настолько прочными.

Российским боевикам в первые недели также получилось занять большую часть Запорожской и Херсонской областей, и еще небольшой участок – в Николаевской. Но расширить площадь оккупированных территорий на юге за шесть месяцев они все равно не смогли.

"Сейчас становится все больше точек и направлений, где российским силам приходится переходить в оборону, а не атаковать, как это было еще в начале войны. Это прежде всего юг, а именно правобережная часть Херсонской области", – отметил руководитель Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко.

Вооруженные силы с конца августа начали там контрнаступательные действия и сейчас сильно усложняют положение противника. Но основной театр боевых действий в последние дни развернулся совсем не вокруг Херсона, как того многие ожидали. Быстрая потеря контроля над Харьковской областью – пожалуй, крупнейшее поражение россиян со времен отхода от Киева.

Контрнаступление в Херсонской области

Украинские войска в Херсонской области продолжают систематически делать упор на уничтожении наземных линий коммуникаций агрессора. С помощью РСЗО они ежедневно бьют по российским узлам тылового обеспечения, скоплениям живой силы и техники, а также по пунктам управления.

Параллельно наши Вооруженные силы постоянно наносят удары по ключевым мостам через Днепр, чтобы боевики не могли подвозить тяжелую технику: оккупанты их ремонтируют – мы снова повреждаем, они опять ремонтируют – мы опять повреждаем. Те переправы, которые они самостоятельно пытаются проложить, также надолго не задерживаются.

"В Херсонской области мы забросили на группировку, расположенную на правом берегу Днепра, логистически-огневую петлю. То есть мы нащупали болевые точки уничтожения их боекомплектов к артиллерии, горюче-смазочных материалов, также мы истощаем противника. Хотя он еще достаточно активно сопротивляется", – отметил Черник.

Украинское командование пытается хранить тишину в вопросе продвижения Вооруженных сил на правом берегу. Из данных в открытом доступе можно сделать вывод, что наши защитники действуют там одновременно на нескольких локациях. Первая – херсонское направление в сторону Николаева. Но больше об успехах известно на двух других участках.

Карта правого берега Днепра в Херсонской области (фото: deepstatemap.live)

Один из них – район Давыдова Брода, он же ингулецкий плацдарм, где за последние дни уже удалось деоккупировать как минимум два села: Белогорка и Благодатовка. Второй участок – север области, рядом с админграницей Днепропетровской области. Там ВСУ также сумели освободить по меньшей мере три населенных пункта: Высокополье, Ольгине и Нововознесенское.

"На правобережье Херсонской области противник, похоже, переходит к такой обороне, которая имеет признаки прикрытия отхода основной группы войск. Поэтому можно предположить, что оккупанты рассматривают как один из сценариев – уход под давлением украинских войск из некоторых рубежей" , – допустил Мусиенко.

Есть еще и четвертая локация – район Снигиревки, которую, предположительно, следует рассматривать в связке с операцией ВСУ на правом берегу Днепра. Противник захватил этот участок территории еще в первые недели войны и пытается всячески его удержать. Снигиревка – один из узлов и опорных пунктов обороны врага на юге. Оттуда идут две дороги – к Херсону и Новой Каховке. То есть потеря этого города может создать большие проблемы агрессору на правобережье.

Некоторые телеграмм-паблики вчера распространяли различные сообщения о том, что российские войска якобы уходят либо уже ушли из Снигиревки. Официальных подтверждений этой информации нет, а о продвижении наших войск в этом районе пока известно меньше всего.

Харьковский прорыв

Военные и некоторые политики в течение нескольких месяцев, говоря о начале контрнаступления наших войск, намекали на скорую деоккупацию юга. Выглядело так, что задача-минимум к концу года состояла в освобождении Херсона. И цель казалась вполне реальной и логичной. Плацдарм, созданный оккупантами на правом берегу Днепра в Херсонской области, еще до недавних пор выглядел самым шатким в плане обороны и удержания позиций.

Оккупанты начали усиливать свою группировку в Херсонской области, перебрасывая туда войска, в том числе с изюмского направления. Достоверно неизвестно: были ли заявления украинской стороны ловушкой для россиян или наше командование умело воспользовалось сложившимися условиями. Но оголение обороны противника, эффект "внезапности" и отменно спланированная операция украинского Генштаба позволили за считанные дни освободить большинство территории Харьковской области, за которую агрессор бился месяцами.

Что произошло? Все началось с Балаклеи, которая была расположена рядом с линией столкновения. После того, как ВСУ быстро окружили (а впоследствии – заняли) этот город, наши группировки разделились. Одна часть – двинулась на восток к Купянску, вторая – широким фронтом к реке Оскол и на юг к району Изюма.

"Фактически все большие населенные пункты по пути в Купянск наши Силы обороны обходили и брали их в оперативное окружение. Это Балаклея, Волохов Яр, Чкаловское, Шевченково. А затем подразделения, которые шли во второй линии наступления, уже проводили зачистку и уничтожение врагов, которые не желали сдаваться в плен", – пояснил экс-начальник пресс-службы Генштаба, полковник Владислав Селезнев.

Попутно наши войска, во-первых, заняли все дороги, соединяющие Купянск и Изюм. Во-вторых, подошли к населенным пунктам Сенькове и Гороховатка, где оккупанты могли потенциально перебросить подмогу с восточного берега реки Оскол. В-третьих, повредили мост через эту реку в самом Купянске.

Схематическое изображение наступления ВСУ на востоке Харьковской области (карта: deepstatemap.live)

Чем так важен Купянск? Он был ключевым автомобильным и железнодорожным узлом противника, говорит Селезнев. Оккупанты переправляли к этому городу боеприпасы и технику из России, а дальше они следовали к группировкам в районах Изюма и Лимана (город на севере Донецкой области). Эти подразделения еще недавно готовились наступать на Славянск и Краматорск. Одновременно купянский узел снабжал боевиков и на северо-западе Луганской области. То есть ключевая задача ВСУ состояла в том, чтобы перерезать линии коммуникация агрессора.

Пока одна часть украинских войск занимала район Купянска, вторая, похоже, подошла к Изюму с четырех сторон: с северо-запада, севера, северо-востока и юго-востока. Чтобы избежать "котла" оккупационные войска либо сдавались в плен, либо бежали через Оскол на восточный берег. При этом оставляя огромное количество военных "трофеев".

Дальше наши подразделения, которые были на купянском направлении (в районе Шевченково — Грушевка), начали идти на север – к Великому Бурлуку и Волчанску, продвигаясь к украинско-российской границе. Еще один удар, который также следует рассматривать в контексте харьковской операции, наши силы нанесли на севере Донецкой области – украинские войска развязали бои в районе Лимана.

Наверняка неизвестна главная цель этой атаки. Возможно, ВСУ хотели помешать оккупантам перебросить подкрепление к Изюму. Либо же это часть "зачистки" всего северного "фланга", который нависал над Славянском и Краматорском.

Украинские войска под Изюмом (фото: telegram главы ОП Андрея Ермака)

У агрессора фактически посыпалась вся оборона. Вероятно, только тогда российское командование осознало, что им уже не спасти ситуацию на изюмском "плацдарме". И минобороны РФ после нескольких суток молчания заявило, что проводит "перегруппировку" войск с районов Балаклеи и Изюма. Они якобы будут переброшены на донецкое направления.

На самом деле, оккупанты отошли со всей линии Волчанск — Изюм. А к концу вчерашнего дня противник начал покидать свои позиции и на севере от Харькова – с рубежа Уды — Казачья Лопань — Большие Проходы, где в последние дни также шли бои.

Последствия украинского наступления

Почему россияне так быстро потеряли изюмский "плацдарм"? Во-первых, российская группировка на этом направлении, похоже, была недостаточно укомплектована. А из-за стремительных темпов наступления ВСУ противник попросту не успевал отправить подкрепления и резервы. Плюс, изюмская группировка была истощена и деморализирована, говорит Мусиенко. По его словам, харьковская операция могла готовиться еще с августа, когда ВСУ начали наносить удары по логистике и складам оккупантов в области.

"Когда наши войска отодвинули россиян в районе Святогорска – Богородичного, стало ясно, что, возможно, ведется прощупывание их обороны. А когда противник снял часть своих войск с изюмского направления и перебросил их на юг, думаю, наше командование приняло решение воспользоваться ситуацией", – предположил Мусиенко.

Россияне хотят выровнять линию фронта в Харьковской области по реке Оскол. Правда, неясно, насколько им это удастся. По неподтвержденной информации, в некоторых местах ВСУ уже перешли на восточный берег Оскола.

"Контрнаступление в районе Купянска может заставить россиян отходить и от района Святогорска — Лимана в сторону Луганской области, чтобы не попасть в оперативное окружение. Те сдвиги, которые начались с тактического контрнаступления, могут привести к полной деоккупации Харьковской, части – Донецкой и, возможно, части Луганской области", – отметил Селезнев.

От Купянска через левый берег Оскола идут прямые пути к Сватово – крупному транспортному узлу, который соединяет север Луганской области с востоком Харьковской. Из вчерашней сводки Генштаба следует, что оккупанты уже сбежали из этого города.

Во-вторых, если украинские войска продвинутся на восточном берегу Оскола, они могут выйти в тыл вражеской группировке в районе Лимана. И тогда ВСУ будут давить на нее не только с юга, но и с севера.

Украинское наступление может создать для оккупантов проблемы в Донецкой и Луганской областях (фото: deepstatemap.live)

В-третьих, если нашим силам удастся занять район Лиман — Ямполь, это открывает прямой путь к битве за Кременную, Рубежное и Северодонецк. Тем более, что часть оккупантов также начала оставлять эти населенные пункты. Кроме того, вчера появилась информация о том, что ВСУ якобы развили наступление с района Северска Донецкой области в сторону Лисичанска, но о дальнейшем прогрессе в этом направлении пока неизвестно. ISW в одном из последних обзоров предположил, что украинские войска 4-10 сентября, вероятно, захватили Белогоровку, которая примыкает к Лисичанску.

Решение Кремля о "перегруппировке" войск не стоит воспринимать сугубо как неудачную отговорку. Возможно, Путин решил сократить свои территориальные аппетиты и, чтобы избежать полного краха, сосредоточится на захвате Донбасса. Ведь именно так изначально декларировалась цель "спецоперации" и именно туда сейчас направятся войска, бегущие из Харьковской области. Но, конечно, нельзя недооценивать и наш Генштаб, учитывая качество операции, организованной на изюмском "плацдарме". Военное командование вполне может застигнуть оккупантов врасплох и на других направлениях, продолжая возвращать города и села под контроль Украины.