Берлинская стена. Что мешает Германии начать поставки танков Украине

2

Успешное контрнаступление Украины на Харьковщине значительно повысило интерес западных союзников к дальнейшей помощи Украине, о чем говорят и эксперты, и чиновники в Украине и на самом Западе. Но полагать, что сняты последние негласные барьеры в поставках самого необходимого – современных вооружений – пока тоже не приходится.

В последнее время в центре внимания – попытки Украины получить немецкие танки Leopard 2 и БМП Marder. По словам собеседников РБК-Украина во власти, даже сотня "леопардов" и полторы сотни "мардеров" могли бы существенно усилить позиции Украины на поле боя и помочь в освобождении новых украинских земель.

Официальный Берлин в ответ на многочисленные публичные и непубличные обращения Киева озвучивает разные причины и откровенные "отмазки", почему не может поставить танки и БМП уже сейчас. "Ни одного рационального аргумента, почему это оружие нельзя предоставить, только абстрактные страхи и оправдания. Чего боится Берлин, а Киев – нет?" – отреагировал на это глава украинского МИД Дмитрий Кулеба.

Такое поведение Германии еще больше закрепило за ней образ главного европейского скептика в отношении помощи Украине. И пусть острая критика в ее адрес не всегда полностью справедлива, рациональных объяснений того, почему нельзя дать Украине нужные ей танки и БМП так и нет. Тем более, умение украинцев обращаться с западным оружием уже многократно подтверждено на практике.

Ситуация с поставками Leopard 2 и Marder выходит за рамки обычной дискуссии о двух конкретных видах военной техники. С одной стороны, речь идет о переходе к качественно новому этапу военной помощи Украине. С другой – о роли Германии в российско-украинском противостоянии и ее функциях как "лидера Евросоюза".

Призраки прошлого

До 24 февраля о поставке Украине вооружений от Германии не могло быть и речи. Тогда около 60% немцев выступали против этого, лишь 20% – за, еще столько же не могли определиться с ответом. Соответственно вел себя и немецкий политикум. Звучали две главные причины: общий немецкий пацифизм и историческая вина Германии за убийство десятков миллионов людей в Восточной Европе во время Второй мировой, а также призывы решать все "противоречия" между Украиной и РФ только путем переговоров.

Танк Leopard 2 (фото: Getty Images)

Даже когда накануне масштабного вторжения в Украину начали регулярно поставлять Javelin и NLAW, Германия ограничивалась медикаментами и шлемами, вызывая массу иронии в свой адрес.

Все изменилось уже через несколько дней полномасштабной войны, с выступлением канцлера Олафа Шольца, в котором он провозгласил Zeitenwende – специфический немецкий термин, который можно перевести как "водораздел" или "поворотный момент". Германия отказалась от многолетней политики не поставлять оружие в зоны конфликтов (хотя из нее и ранее бывали исключения).

С тех пор Украина получила от немцев зенитки, бронетранспортеры, РСЗО, радиолокационные станции, самоходные гаубицы – хотя речь идет о единицах, в лучшем случае о десятках штук по каждой категории.

Примечательно, что Шольц не упустил случая похвалить свое правительство за предоставленное Украине оружие после наших успехов на Харьковщине. "Можно сказать, что то самое оружие, которое сейчас Германия предоставила Украине, имеет решающее значение для развития конфликта на востоке Украины", – заявил канцлер.

Тем не менее, на его скептицизм в вопросе танков и БМП не смогло повлиять даже харьковское контрнаступление. Канцлер, представители его правительства и партии и различные эксперты и аналитики предлагают целый спектр весьма путанных объяснений.

В частности, звучат почти те же аргументы, что и до 24 февраля, только в измененных формулировках: об "исторической травме" Германии и необходимости решать все за столом переговоров.

Первый аргумент сейчас выглядит еще менее убедительно, чем ранее. Даже в самих немецких медиа уже несколько месяцев активно ходят тезисы о том, что во время Второй мировой Германия на восточном фронте воевала не против "русских" – а против множества народов, проживавших в СССР, в том числе и украинцев. И что сейчас украинцы выступают в роли жертв агрессии и фактического геноцида – значит, исторический долг Германии как раз в том, чтобы им помочь.

В конечном счете, Германия уже передала Украине те же гаубицы и зенитки – значит, аргумент "немецкое оружие не должно стрелять по россиянам" де-факто уже аннулирован. Чем в этом аспекте танк принципиально отличается от САУ – непонятно, речь явно идет о каких-то психологических комплексах немецкой элиты. Тем более, на днях стало известно о поставке еще четырех самоходных гаубиц.

БМП Marder (фото: Getty Images)

О необходимости "немедленно прекратить стрелять и сесть за стол переговоров" западные политики после апреля и вскрывшихся фактов российских зверств в окрестностях Киева обычно не вспоминают. Но аргументы о необходимости "не провоцировать Путина" еще до сих пор в ходу. К примеру, генеральный секретарь правящей Социал-демократической партии Кевин Кюнерт заявил о том, что поставка западных танков может "побудить Россию действовать иррационально".

В экспертных кругах, особенно среди близких к немецким социал-демократам аналитиков, в ходу еще один аргумент: дескать, украинские успехи под Харьковом мало что значат, Россия все равно остается намного более мощной в военном смысле и победить ее нельзя – несмотря на то, что каждый день появляется информация о новых освобожденных ВСУ территориях.

Сопредседатель СДПГ Ларс Клингбайль озвучил еще один аргумент: украинским военным потребуется слишком много времени, чтобы освоить новые танки, потому передавать их сейчас нет смысла.

"Все понимают, что война надолго. В марте-апреле аргумент о том, что надо будет долго учиться новым вооружениям, еще как-то мог работать, в сентябре-2022 – уже точно нет. Требуется время учить наших солдат – пусть учат, но это не аргумент, чтобы не давать нам оружие", – сказал РБК-Украина первый замдиректора центра "Новая Европа" Сергей Солодкий.

Но ключевой публичный аргумент немецкой власти против поставок "леопардов" и "мардеров" – решение об этом должно быть принято не Германией по отдельности, а вместе с ее западными партнерами. Ведь на данный момент танки западного образца в Украину действительно не поступали.

"Мне кажется, есть негласный бан среди членов НАТО по поводу поставок танков. Никто их не поставляет, не только немцы, а и те же американцы. Либо они боятся, что их применят для наступления на территорию России, или технологии не хотят передавать, это чувствительный вопрос в сфере экспорта вооружений из НАТО вне НАТО. По танкам – это вопрос коллективный. Даже если бы Германия сказала, что готова их поставлять завтра, это потребовало бы согласия остальных членов НАТО", – сказал РБК-Украина эксперт Украинского института будущего Илия Куса. Потому вопрос по танкам, по его мнению, Украина должна задавать не только Германии, а и Франции и особенно США.

Куса обратил внимание на еще одну возможную причину проблем с поставками танков – недостаток мощностей в самой Германии и общую слабость бундесвера. О том, как общие пацифистские настроения ударили по боеготовности немецкой армии, в интервью РБК-Украина рассказывал и глава Минобороны Алексей Резников.

Еще до февраля в немецком политикуме периодически всплывал вопрос о слабости национальной армии, но приоритет обычно отдавался другим статьям госрасходов. После начала масштабной войны в Украине ситуация изменилась, был создан спецфонд для перевооружения бундесвера размером в 100 млрд евро. Но в любом случае, на это уйдет немало времени.

Самоходная артустановка PzH-2000 (фото: Getty Images)

В целом же, вопрос о "леопардах" и "мардерах" непосредственно касается того, готова ли Германия играть лидирующую роль в ЕС и в военном плане, под стать своей экономической мощи. Тем более, такую цель публично озвучивал и канцлер Шольц. "Германия хочет действовать совместно; все остальные хотят, чтобы Германия сделала решительные шаги", – описывает издание Vox текущие настроения в Евросоюзе.

Безусловно, нежелание Германии предоставлять Украине танки и БМП западного образца имеет и другие подоплеки: от иррационального страха перед российской ядерной бомбой и до коррумпированности значительной части политико-бизнесовых элит Германии, их нежелания окончательно сжигать все мосты в отношениях с Москвой. Впрочем, уже предпринятые Берлином за последние месяцы шаги дают надежду, что и эти проблемы удастся обойти.

Большие надежды

Примечательно, что имидж Германии как чуть ли не главного антиукраинского "скептика" в Европе во многом несправедлив. Согласно подсчетам Института мировой экономики, Германия занимает третье, после США и Великобритании, место в мире по объему общей помощи Украине (военной, финансовой, гуманитарной) – и, соответственно, первое место среди стран ЕС.

Очевидно, речь в неудачной публичной презентации этой помощи и общем управленческом стиле и имидже канцлера Шольца, не слишком подходящем к нынешним тяжелым временам. И в том, что от Германии, с учетом ее ресурсов, априори ждут больше, чем от всех остальных европейских стран.

Но на фоне внутренней и внешней критики, а также украинских успехов на фронтах и в самой Германии все активнее идет дискуссия о том, что надо отбросить призраки прошлого и страхи настоящего и наконец-то начать снабжать Украину всем необходимым.

Особенно громко такие заявления звучат от партнеров СДПГ по коалиции – "зеленых" и свободных демократов. Но пока что Шольц и министр обороны Кристин Ламбрехт непреклонны.

Вероятно, они обращают большое внимание на социологию: хотя в целом 70% немцев выступают за дальнейшую поддержку Украины, и это очень хороший показатель, лишь около трети жителей Германии поддерживают поставки тяжелых вооружений за счет бундесвера.

Но с общественным мнением той же Германии вполне можно работать и оно само по себе довольно пластично. "Я бы сравнивал Германию не с Великобританией или Польшей, а с Германией годичной давности – сейчас понимание российских угроз намного глубже, как и необходимости решительно реагировать на них. Но РФ слишком долго занималась коррумпированием немецкого бизнеса и политикума, влиянием на умы и сердца части граждан, особенно на территории бывшей ГДР", – сказал изданию Сергей Солодкий.

Министр обороны Германии Кристин Ламбрехт (фото: Getty Images)

Помимо аргументов о "защите демократии и всей Европы" и "нерушимости границ", на немцев могут подействовать и другие, причем даже более эффективно.

Контрнаступление, в котором нам могут помочь "леопарды" и "мардеры" – это не только о восстановлении международного правопорядка и признанных границ на карте, но и об освобождении украинских граждан, страдающих и погибающих в оккупации. С учетом трепетного отношения к правам человека в Германии это – весомый фактор. Как и то, что сейчас Кремль развязал против Европы и Германии в частности экономическую войну, которую быстрее всего можно прекратить за счет победы над страной-агрессором.

Тем более, как показывает практика, страны Запада и та же Германия со временем "дозревают" до решений, которых требует и в которых нуждается Украина (от эмбарго на энергоносители до дальнобойной артиллерии). Вот только промедление стоит слишком дорого.