Денис Скорый: Харьков может остаться без высококлассных врачей

7

Если строительство нового современного онкологического центра в Харькове затянется, город и область могут лишиться грамотных врачей. И это будет самым большим поражением в данной ситуации. Такое мнение высказал в программе «Точка зору» на «Телеканале р1» директор Харьковского областного центра онкологии Денис Скорый.

Онкология никуда не денется


– Денис Игоревич, какова на сегодняшний день ситуация с онкологическими заболеваниями?

– За 2020 год уровень заболеваемости снизился на 20%. На первый взгляд, ситуация хорошая и имеет положительную тенденцию. На самом же деле все далеко не так благостно, и мы уже видим первые результаты, связанные с пандемией Covid-19. Уровень заболеваемости, который мы фиксируем, действительно снижается, но растет количество случаев, которые выявляются на третьей-четвертой стадии заболевания. Такая тенденция характерна и для Харьковской области, и для Украины, и для всего мира.
В Соединенных Штатах Америки, например, уровень онкоскрининга упал процентов на восемьдесят. В нашей стране онкоскрининг в плачевном состоянии, поэтому ситуация намного хуже. Но он пока существует, есть остатки диспансеризации, есть опытные врачи, которые выявляют онкозаболевания на первой и второй стадиях. Однако в целом тенденция не очень хорошая.
– То есть из-за карантинных ограничений, связанных с пандемией, из-за опасений заразиться коронавирусом люди просто не обращались к специалистам?
– Я очень хорошо помню весенний период. Это был какой-то тотальный коллапс: люди боялись выйти на улицу, боялись контактов, из-за жесткого карантина не было нормального сообщения с районами области и т.д. Все это, естественно, привело к последствиям, которые мы имеем сегодня. Более того, мы еще не полной мере ощутили негатив данной ситуации, это только первые ласточки.
Сейчас к нам довольно регулярно поступают пациенты с крайне запущенными стадиями, когда мы имеем не просто болезнь, а осложнения – распад опухоли, непроходимость, кровотечения и т.д. И таких больных становится все больше. Это очень печально.
Пользуясь случаем, хочу сказать: Covid-19 точно пройдет, а вот онкологические заболевания никуда не денутся. И если у кого-то есть определенные признаки, подозрения, нужно обращаться к онкологам как можно раньше, чтобы провести диагностику и при необходимости начать своевременное лечение. Оно точно будет не таким дорогим и гораздо более эффективным, чем на далеко зашедших стадиях, и конечный результат будет принципиально более перспективным.

Какая болезнь на первом месте


– Какие онкозаболевания сегодня наиболее характерны для Украины?

– Для нашей страны характерны общеевропейские тенденции. Если говорить о мужчинах, то это рак легких и верхних дыхательных путей, у женщин – рак молочной железы, что, собственно, является основной причиной смертности в данных подгруппах.
Если брать ситуацию в целом, без гендерных различий, то на первое место в Харьковской области вышел колоректальный рак, то есть рак ободочной и прямой кишок. Он уже несколько лет держит первое место.
– А с чем это связано?
– Сложно сказать, почему появилась такая тенденция. Но это как раз то заболевание, которое легко профилактировать. Оно возникает с предвестников – формирования доброкачественных образований в ободочной или прямой кишке. При своевременной диагностике их очень просто удалить эндоскопическим способом и не допустить развития онкологического заболевания.

Диспансеризация канула в Лету

– Как вы считаете, кто должен отслеживать изменения в состоянии здоровья – пациент или терапевт? Кто должен обратить внимание на симптомы?
– Я выскажу сугубо субъективное мнение. Здоровье – дар, который дается нам при рождении. Это наш ресурс и наша ответственность.
Когда мы покупаем машину, нас предупреждают, что есть определенные контрольные точки, когда нужно приехать на СТО для прохождения профилактического техосмотра, замены масла, фильтров и пр. Аналогичная ситуация – с человеком. Он такой же механизм, но гораздо более сложно устроенный, и ему необходимо уделять внимание, профилактировать. У каждого есть определенная наследственность, на которую тоже нужно обращать внимание, потому что около 10% онкозаболеваний возникают на фоне генетических особенностей и мутаций. То есть нужен комплексный анализ и подход.
К сожалению, сейчас мы имеем лишь остатки советской медицины – очень, кстати, неплохой. Диспансеризация в советское время была на самом высоком уровне даже по сравнению с европейскими странами. Система работала, обследования проводились относительно недорого и, соответственно, были сравнительно неплохие показатели. Сегодня диспансеризации не существует вообще. Вопросы выявления заболеваний на ранних стадиях возложены на семейных врачей, многие из которых не обладают соответствующим уровнем знаний. Заваленные работой, они просто не располагают временем, чтобы этим заниматься.
Так что каждый из нас сам должен уделять внимание своему здоровью, быть ответственным за дар, полученный при рождении. А когда человек обращается к специалисту для проведения скрининговых обследований, он уже доверяет свой дар профессионалу, который должен провести диагностику высококачественно.
– А вы сами часто проходите медобследование?
– Когда мне исполнилось 40 лет, я прошел комплексный скрининг по целому ряду заболеваний и считаю, что сделал правильно. Это такой возраст, когда необходимо провести обследование, которое расставит все точки над i.

Уникальное оборудование спасло жизнь

– Бытует мнение, что онкологические заболевания лучше лечат за рубежом. Расскажите, какие возможности имеются в Харьковском областном онкоцентре.
– Каждый месяц мы улучшаем материально-техническую базу. Сейчас мы работаем с Национальной службой здоровья, которая дает нам новые возможности. Это не идеальная система, но точно шаг вперед. Мы имеет определенные ресурсы, которые расходуем на приобретение оборудования, улучшение условий пребывания пациентов, лечения, минимального сервиса и т. д.
Условия, в которых мы находимся, конечно, далеки от условий лучших мировых центров – по уровню сервиса, по уровню соответствия помещений. Тем не менее у нас есть целый ряд эксклюзивных технологий, которых нет в других центрах – как в нашей стране, так и на всем постсоветском пространстве. Есть методики и технологии, которые эксклюзивно применяются в нашем центре и некоторых центрах Европы или мира.
Приведу несколько примеров. Самое грандиозное наше приобретение было сделано в конце 2020 года – японское оборудование для эндоскопических, диагностических и лечебных исследований. На сегодняшний день аналоги есть только в трех частных киевских центрах. Оборудование позволяет выявить на самых-самых ранних стадиях опухоли желудка, двенадцатиперстной кишки, толстой кишки, верхних дыхательных путей и легких. Это не просто очень качественная система визуализации, которая позволяет работать в разных режимах, но еще и ультразвуковой датчик, который находится на кончике эндоскопа. Мы можем сделать эндоскопию, осмотреть изнутри полые органы и провести там же ультразвуковое исследование. Эта вещь позволяет отличить доброкачественную патологию от начинающейся злокачественной. Она позволяет выявить опухоли толстой, прямой кишки, желудка на стадии Т1 – это самая-самая ранняя стадия, когда опухоль можно удалить эндоскопически, без разреза. Это операция короткого дня, которая позволяет полностью избавиться от патологии.
Повторюсь, оборудование – японское. Япония когда-то была первой в мире по заболеваемости раком желудка, поэтому разработала оборудование, а также соответствующие технологии диагностики и лечения. Именно ими мы сейчас пользуемся. Опыт Японии, которая победила рак желудка, сейчас доступен в Харьковской области для обычных людей, которые к нам обращаются.

– То есть это уникальное оборудование вы используете не так давно…

– Фактически с 2021 года. И уже был случай, когда оно помогло спасти жизнь ребенку. Вообще, мы не лечим деток. Но в другой больнице сложилась ситуация, когда потребовалось именно такое оборудование – никакое другое не могло спасти этого ребенка в постоперационном периоде. Его доставили к нам, наши специалисты вместе с детскими врачами провели оперативное вмешательство с помощью японского эндоскопического устройства. Ребенок уже выписан, только благодаря японскому чуду техники удалось сохранить ему жизнь. То есть оно уже себя окупило, несмотря на то что дорогое, ибо спасение жизни человека, тем более ребенка, дорогого стоит.

Лечение становится доступнее

– Вы говорили, что есть новые возможности лечения лекарственными препаратами. Вы получаете лекарственные средства нового поколения…
– Есть пять направлений, по которым мы развиваемся. Два важных момента – качественная и доступная медицинская онкологическая помощь.
Направление качественной помощи реализуется благодаря тому, что мы используем международные стандарты лечения и диагностики заболеваний. Пациента, который приходит в наш центр, диагностируют и лечат по этим стандартам. Соответственно, мы приобретаем и закупаем необходимое оборудование.
Второй очень важный момент – доступность. Мы прекрасно понимаем, что люди боятся подобного диагноза, потому что это хроническая болезнь, которая требует серьезного лечения – оперативного, химиотерапевтического. И это дорого. Пациент, который сталкивается с таким диагнозом, понимает, что лечение очень затратно. Реализация доступности в нашем центре осуществляется следующим образом. Сегодня мы имеем около 80% химиопрепаратов для лечения пациентов. Их список опубликован на нашем сайте. Пациент может зайти и посмотреть, какие препараты и расходные материалы он получит абсолютно бесплатно. Это касается жителей Харькова и области.
Если речь идет о хирургической операции, необходим целый ряд расходных материалов для оперативного вмешательства, послеоперационных манипуляций, перевязок, наблюдения и т.д. На сегодня у нас закуплен целый ряд расходных материалов. Например, для операции на толстой кишке, прямой кишке нужны специальные аппараты, которые позволяют сшить одну кишку с другой. Есть определенные зоны, где сделать это руками невозможно, а если и возможно, то с риском получить какие-то неприятности. У нас закуплены такие устройства, и пациенты получают их бесплатно. Еще два месяца назад таких аппаратов не было – это первые поступления.
Таким образом, финансовая нагрузка на пациента сейчас существенно меньше, чем год назад. Я уж не говорю о 2017 году, когда мы только начинали свою работу. Есть колоссальные позитивные сдвиги. И я абсолютно уверен, что если такая тенденция со стороны Национальной службы здоровья сохранится и реформа продолжит реализовываться, то через год я, наверное, еще не скажу, что все будет полностью бесплатно для пациента, но надеюсь, что 90–95% его расходов мы точно должны закрыть.

Менять и меняться очень сложно

– Сложно ли вам ломать систему, которая существовала много десятилетий?
– Да, очень сложно. Как известно, жить в эпоху перемен непросто, но осуществлять перемены еще сложнее. Менять и меняться чрезвычайно трудно, особенно менять ментальность людей, которые большую часть жизни прожили в Советском Союзе.
Сложно еще и потому, что большинство наших проектов реализованы не «благодаря», а «вопреки». Есть колоссальное непонимание чиновников, которые тоже имеют совковое мышление. И перестроиться очень сложно – люди не говорят по-английски, не понимают современных тенденций, которые меняются каждый год.
Да, тяжело. Но мы это делаем и точно будем делать, потому что по-другому не можем. Каждый из нас должен развиваться и прогрессировать. Останавливаться нельзя. Остановка – это движение назад, поэтому движение вперед – наша обязанность, наш долг, наша задача.
– Ваша боль – строительство нового онкоцентра. Существующие помещения устарели. Чтобы предоставлять качественную помощь онкобольным, помимо хорошей команды профессиональных специалистов, материально-технической базы необходимо еще и новое здание.
– Мы хотим, чтобы в нашей стране появился центр, который будет по всем параметрам – и по диагностике, и по лечению, и по научным разработкам – соответствовать лучшим мировым центрам. Потенциал у нас для этого есть и, конечно же, нужно новое здание. Не для того чтобы нам было более комфортно работать, а исключительно для пациентов. Чтобы люди могли получить быструю, качественную, доступную и квалифицированную помощь. Это очень важно.
Можно строить хорошие здания, но это просто здания. Можно оснащать помещения новейшей аппаратурой, но это всего лишь аппаратура. Все процессы там будут происходить исключительно благодаря людям. Сейчас есть команда – команда абсолютно уникальных специалистов, которые работают и хотят работать в нашем городе и в нашем центре. Но если не будет перспективы, необходимых условий для развития, то самым большим поражением станет потеря этой команды. Онкоцентр построят – нет никаких сомнений. Это вопрос времени – через десять лет или через два-три года. Но через десять лет мы может столкнуться с полным отсутствием грамотных врачей. Такая ситуация вполне реальна. Сейчас целый ряд европейских стран отменил нострификацию, то есть официальную процедуру признания иностранных медицинских дипломов. Создаются условия, когда при приеме на работу достаточно собеседования. Если человек подходит, его берут, то есть просто покупают. Вот и все…