Прилипко: У украинских СМИ выбор один – умереть или измениться

6

Пока идет война, нет других забот, кроме разгрома врага и защиты родины. В том числе и на медийных полях, с одного из которых ушел Аметов, а другие могут бросить его коллеги по расчету и новым законам.

Кто теперь прокормит видимых на мониторах бойцов и закулисных тружеников ланів широкополіх? Кто взрастит новые урожаи тяжелых истин и легкой лжи, доходной лести и опасных откровений, бодрящих сенсаций и добропорядочной скуки?

Об этом на своей странице в Facebook пишет журналист Александр Прилипко, информирует UAINFO.org.

Тревожно на сердце всякого пишущего, снимающего и говорящего. Как жить дальше, если законы и финансы не позволят богатым людям разводить свійські СМИ и выращивать в эфирах политических бройлеров? Кто, кроме государства может позволить роскошь содержания агентств, порталов и каналов? Народ? Так он не готов платить из собственного кармана за удовольствие знать правду. Особенно, когда правда не дуже смачна. Да и нет у нас традиции покупать интеллектуальный продукт без материального воплощения. Зачем, если кругом навалом текстов и видео на любой вкус?

Переход под крыло традиционной зависимости тоже сомнительный выход. Любая власть не сомневается в утилитарном предназначении прессы: выборы долой — из сердца вон. Остаться могут приятные собеседники в амплуа лучших интервьюеров.

До войны все было не то, чтобы хорошо, но сносно. Многообразие психотипов владельцев СМИ обеспечивало плюрализм мнений. Индифферентность к публичным дискуссиям в верхах шла на пользу свободе слова в низах. Доходность мест в трех ветвях власти позволяла четвертой получать приличные гонорары. И вот все это может накрыться бавовной.

Что делать всем нам, имеющим собственную голову, но вынужденных кормиться из чужих рук?

Читайте также: "Усі прозріли". Відомий український коментатор відреагував на припинення мовлення телеканалів Футбол, якими володів Ахметов

Идти с протянутой рукой на паперть социальных сетей, выпрашивая донаты, чтобы брать у друг друга интервью, как это делают россияне? Поступать, подобно Ф.Кафке, трудясь ради будущих поколений? Или просто переждать время, когда кроме ЗСУ нет других рекламодателей, дожить до выборов, как в Африке умеют доживать до сезона дождей?

Надо признать, мы слишком глубоко закопались в своем медийном двуполье, далеко отстав от коллег в Европе. Те научились использовать социальные сети во благо СМИ, получая от платформ деньги, социологию и ресурс для промоушена. Нам это только предстоит.

Читайте також: Легалізований на Заході, вважай, ти відбілився – Коломойський про закон про олігархів

Но есть проблема поважнее денег. В отличие от мировых СМИ, мы не состоим из, правых, левых, либеральных, христианско-демократических, либертарианских и т.п. До войны мы делились на проукраинские и пророссийские, но после перехода медведчуковского персонала из московского орбиты на киевскую, оказались одинаковы для читателя и зрителя. Разве что Порошенко с Зеленским не дают нам превратиться в одно мировоззренческое целое.

Для военного времени единство медийного поля и контента вещь приемлемая, иногда и полезная. Но что будет, когда стихнут пушки и обществу понадобятся не олигархические симулякры национальных СМИ, где желтое, левое, правое и популистское смешано в любимый народом коктейль желаний, а настоящие общественно-политические издания, толкающие народ в шею к новой жизни? Появится ли у нас постоянно работающие корреспондентские пункты в Польше, Румынии, Турции, и у других соседей, помогающих сейчас вытаскивать страну из российского болота на чистые места, о которых люди узнали только сейчас, хотя всегда жили с ними рядом? Вопросов море.

І що ж з оцим робити, коли пожовклая трава занедбанної преси «не хоче правдоньки сказать, а більше ні в кого спитать?»

Значит, выбор один – умереть или измениться.

Підписуйся на сторінки UAINFO Facebook, Telegram, Twitter, YouTube