Хотелось бы, чтобы «да» наших политиков в отношении обмена было без троеточий – бывший заложник боевиков «ДНР»

25

Станислав АсеевСтанислав Асеев, фото с ФБ

В тюрьме, как ни странно, есть свои преимущества. Их немного, но они есть. И одно из таких преимуществ состоит в том, что слово "да" там означает "да", а слово "нет" означает "нет".

Не существует промежутка. Если зэк, уголовник, сказал "да", а потом говорит "нет" или "полу-да" – у него будут проблемы до конца срока. Собственно, практика эта не тюремная, а еще библейская ("да будет слово ваше: "да – да"; "нет – нет"; а что сверх этого, то от лукавого"), но в обществе она как-то не прижилась, а вот в тюремной среде действует достаточно жестко.

Однажды в изоляции мне сломали нос. Сломала не администрация, а сокамерник – прожженный уголовник с 23-летним сроком отсидки, который в 90-е и "нулевые" вращался среди так называемых воров в законе. К тому времени атмосфера в камере была накалена уже до того, что буквально за день до этого я сказал, что скоро мы начнем резать друг друга только потому, что молчим. Отсутствие еды, 30–50 граммов хлеба в сутки, отказ от перевода в СИЗО даже нас, уже осужденных, неопределенность с обменами, плюс само это место – все это уже до того вымотало всех, что бытовая искра, просто ничто, о котором и говорить нечего, привело к такому исходу.

Читайте также: Потепління Києва з Москвою може стати вірусним

Я сказал слово, он сказал слово. Меня неправильно поняли – я снова сказал, что он понял неправильно. На что я услышал: "Я тебе при людях третий раз говорю: если не заткнешься – я тебе еб…ло набью". Через пару секунд я уже заливался кровью и слезами от сломанного носа, так как понял он меня все же неправильно.

Поскольку человека всю жизнь в лагерях учили выживать любой ценой, то дальше он мне еще попытался и выдавить глаз. В общем, если бы не пара парней в камере, которые, к сожалению, все еще в плену, шансов у меня не было бы никаких: один из них буквально прыгнул ему на шею (а надо знать Славика – он под два метра ростом) и стащил с меня. Через полчаса, когда я уже лежал на нарах с салфетками в носу и полностью закрывшимся глазом, тот самый зэк присел рядом со мной со своей огромной железной кружкой (уголовники старой закалки пьют только из железных по ряду причин) с холодной водой, поставил мне ее на глаз и сказал: "Стас, я никогда в жизни ни перед кем не извинялся". Так и не извинился. Но мы друг друга поняли.

Читайте также: Важливі застереження щодо подальших перемовин про обмін полоненими

Короче говоря, к чему я все это. В политике все наоборот. Слово "да" имеет 308 оттенков, в которых можно найти и цитату Ницше, и речь о коммуналке – все что угодно, кроме самого "да". В общем, слушать нет смысла. И все-таки от ряда серьезных людей в последнее время я слышал "да" в отношении обмена.

Этим постом я хотел бы напомнить, что, во-первых, эти люди не просто сидят: то, что там происходит, часто выходит за рамки здравого смысла, а часто – просто тянет на отдельный киносюжет. Иногда не понимаешь, как вообще ты сегодня остался живым, пока все обсуждают каких-то собак. Ну, а во-вторых, хотелось бы верить, что хотя бы иногда "да" наших политиков окажется тем самым простым и ясным до блеска "да", без запятых, троеточий и полутонов. Чего всем нам и желаю.

Підписуйся на сторінки UAINFO у Facebook, Twitter і YouTube