Сколько лет современному украинцу?

14

Психология

Как человек взрослеет, можно судить по тем вопросам, которые он задает, и по тем запросам, с которыми он приходит, пишет психолог Светлана Ройз в блоге для НВ.

Важно учитывать: мы сегодняшние – поколение травматизации. Два-три поколения до нас была большая война. Она сформировала наших бабушек и дедушек, которые часто "выключали" свою способность чувствовать и переживать, иначе бы боль от происходящего разрушила бы их. Они воспитали поколение наших мам и пап, для которых выражение чувств также оказалось большой проблемой.

А мы – первое поколение украинцев, живущих в контакте со своими чувствами, в безопасности, но тут и с нами случается война, а накопленного запаса жизненности и стойкости нет. Потому мы сегодняшние – это еще и очень выгорающее поколение. Посмотрите, как часто мы жалуемся на усталость, накопить силы практически невозможно.

Меня беспокоит, что нас перестали волновать новости с войны. То, что раньше вызывало шок, стало привычной реальностью. Это значит, что мы уже не способны эмоционально реагировать на сложную информацию, а это – признак травматизации и с этим нужно что‑то делать.

Читайте также: Какие игры травмируют детей

Первое, чего лишает нас травматизация, это эмоциональная включенность. Ко мне часто приходят родители, которым трудно играть со своими детьми, трудно включаться в детские игры, потому что в них ребенку нужно эмоционально сопереживать, а они устали, у них работа, "в стране бардак" и прочее. И это на самом деле важный вопрос. Ведь взрослые, не способные к искреннему эмоциональному контакту, не могут стать проводниками жизни для своих детей. Сформировать здоровую привязанность. И современное поколение детей, глядя на взрослых, боится взрослеть. И с этой проблемой обращаются уже часто.

Поэтому первое, о чем я прошу взрослых, это создавать копилку ресурсов для себя. Того, что можно противопоставить травматизации: поддержка близких, спорт, увлечения, сон. Ведь избежать травмирующих событий мы не можем, но не каждое из них должно закончиться для нас травмой или стрессом, если мы умеем правильно использовать накопленные ресурсы.

Есть и хорошая новость: последние шесть лет, хоть и были трудными, помогли нам как нации подрасти. Когда‑то, сразу после Майдана, я рискнула сказать, что психологический возраст современного украинца – 13−14 лет. У меня нет результатов эмпирических исследований, но, по моим наблюдениям за большим количеством взрослых, за последние шесть лет мы очень повзрослели.

О том, как человек взрослеет, можно судить по тем вопросам, которые он задает, и по тем запросам, с которыми он приходит. Запрос подростка – оставьте меня в покое или дайте мне что‑то. Запрос более взрослого человека – помогите мне понять, что происходит. Помогите мне окрепнуть для того, чтобы я мог смотреть на то, что тяжело.

Мы экстерном взрослеем. И сейчас у меня ощущение, что мы перевалили уже где‑то за 16 лет. Мы еще не доросли до возраста зрелости, до 22−25 лет, но к 17 мы уже приближаемся.

Я не могу сказать, сравнима ли психологическая зрелость современного украинца со зрелостью граждан других европейских стран, но мы пока точно менее радостный народ. По данным Всемирного исследования счастья и политических предпочтений, мы единственная страна ЕС, где взрослые ощущают себя счастливыми благодаря счастью своих детей. И это действительно страшно. Ведь получается, что наш смысл жизни – это дети. Когда ребенок вырастает, он остается должен нам свою жизнь и свое счастье.

Есть красивая метафора: новорожденного ребенка мы держим на руках, потом он становится рядом с нами, потом – спиной к нам и, опираясь на нас, идет в свою жизнь. А ребенок, в которого родитель вкладывает свою жизнь, свои главные смыслы и для которого счастье ребенка – это его собственное счастье, такой ребенок не может смотреть вперед, он будет все время обращен взглядом на родителя.

Читайте также: Как вырастить ребенка психически здоровым и успешным – блог психолога

Поэтому так важно современным родителям привыкать к мысли, что детей придется отпускать, что в жизни должны быть цели, удовольствия и инвестиции в отношении самого себя, не только ребенка. Вернуть себе право на свое собственное счастье – наша задача уже сейчас.

Одна из непроговоренных тем нашего общества – агрессия. Когда мы с родителями и учителями разбираем эту тему, я рискую говорить им о том, что точно знаю: если в моей стране война или относительно моей страны происходят какие-то агрессивные действия – это значит, что во мне есть мятущиеся агрессивные части, с которыми я не разобралась. Многие не разобрались, а потому постарались вытеснить, закапсулировать агрессию, как и наши родители, которые жили в авторитарном обществе, где проявлять здоровую агрессию, защищать свое "я" было небезопасно. В результате у нас много латентной агрессии, в соцсетях, в повседневной коммуникации. У меня как психолога много запросов от взрослых: как защитить от агрессии детей, как переживать их агрессию, как сдерживать собственную агрессию?

Ответы могут быть разные, но я часто говорю о том, что нам важно вернуть чувство собственного "я", своего достоинства, вернуть понятие "мое", которое нужно и важно защищать. Ведь такая защита – проявление здоровой агрессии, в которой мы все нуждаемся. Самый ужасный мульт­фильм нашего советского детства – это мультик про кота Леопольда. Он о коте, который не способен защитить себя и сказать: "Вот так вот, мыши, с меня хватит!" Чтобы защититься, ему нужно выпить таблетку "озверина" и утратить нормальный облик. Примерно так выглядят и отношения с агрессией у поколения, выросшего на этом мультике.

Важно не бояться проявлять свои чувства, ведь, запрещая себе любое проявление агрессии, люди часто запрещают себе любую подлинную эмоциональность, отрезают большие куски собственного "я", чтобы казаться идеальными.

Підписуйся на сторінки UAINFO у Facebook, Twitter і YouTube